15122017Актуально:

Эксперты размышляют над конфликтом: Китай и Индия в состоянии войны

Индия и Китай: вероятная война

Фото ИноСМИ

Есть множество причин, почему Китай и Индия не начнут войну. Два азиатских гиганта рассчитывают достичь цифры в 100 миллиардов долларов в плане ежегодной двусторонней торговли к 2015 году. Мир и стабильность являются главным девизом для возвышения обеих стран на мировой арене. Но напряженность между соседями выглядит неизбежной: они сталкиваются друг с другом вдоль хорошо укрепленной границы протяженностью почти в 4 000 километров и все больше конкурируют друг с другом в борьбе за природные ресурсы по всему миру. Индийские опасения по поводу китайских проектов вокруг Индийского океана встретились в последнее время с гневом Пекина по поводу растущих индийских интересов в Южно-Китайском море, водном пространстве, на который Китай весьма спорным образом претендует, называя его своей исключительной территориальной сферой влияния.

Несмотря на ощущение оптимизма и амбиции, являющиеся движущими силами для этих двух государств, которые на пару представляют собой треть всего человечества, наследие короткой Китайско-индийской войны 1962 года (унизительный удар для Индии) по-прежнему тлеет и спустя почти пять десятилетий.

И оно живет и на страницах нового политического отчета, выпущенного Институтом оборонных исследований и анализа (Institute for Defence Studies and Analyses — IDSA) в Дели, независимым аналитическим центром, который связан с индийским Министерством обороны.

Индия - Китай: размышления о возможной войне

«Рассмотрение вопроса Китайско-индийского конфликта» вряд ли является воинственным документом — он выступает за «избежание войны», но, очерчивая несколько конкретных сценариев того, как может выглядеть конфликт между двумя странами, он при этом явно свидетельствует об ощутимом недостатке доверия друг к другу со стороны стратегов как в Дели, так и в Пекине. В отчете приветствуются долгосрочные индийские усилия, предпринимаемые ею по усилению защиты вдоль китайской границы, но предупреждает, что Пекин по-прежнему способен предпринять какие-то действия:

«В будущем Индия может стать объектом гегемонического внимания Китая. Если же Индия будет лучше подготовлена к тому времени, Китай может вместо этого захотеть отбросить Индию назад сейчас при помощи превентивной войны. Это означает, что готовность сегодняшнего дня настолько же существенна и необходима, как и готовность в будущем. Поражение сейчас окажет серьезные политические последствия, как во внутриполитическом, так и во внешнеполитическом плане, как это было в 1962 году; так как сейчас в очередной раз, как и тогда, Индия рассматривает для себя глобальную роль».

В то время как в последнее время много внимания в прессе сконцентрировано на вероятности китайско-индийских столкновений на море, отчет IDSA в своем исследовании делает упор на традиционную, покрытую льдом границу в Гималаях, которая педантичным и книжным языком называется «линией фактического контроля» (LAC — Line of Actual Control). Со времен войны 1962 года Китай и Индия до сих пор официально не решили свои давние споры относительно обширных территорий вдоль этой линии. Эти споры вновь всплыли на поверхность особенно в последние годы, когда Китай начал беспрецедентную шумиху, вызывая тревогу в Дели, по поводу своих исторических претензий на весь северо-восточный индийский штат Аруначал-Прадеш — Китай считает эту территорию «Южным Тибетом». Китайцы даже упрекнули индийского премьер-министра Манмохана Сингха за то, что он имел наглость посетить этот индийский штат во время местных выборов в 2009 году.

Неудивительно, что именно в этом удаленном уголке мира, как многие полагают, может разразиться война, особенно вокруг исторического тибетского монастыря Таванг. Индия усилила свои позиции в Аруначал-Прадеше, разместив там усиленный воинский контингент, новые ракетные системы и ряд лучших ударных самолетов индийских ВВС — новые истребители Су-30 российского производства. После десятилетий концентрации своих боевых сил на западе против вечной угрозы со стороны Пакистана, Индия сейчас молчаливо перепрофилирует в сторону востока, чтобы быть готовой дать ответ на давний вызов Китая.

В отчете обсуждается возможность, что Китай может осуществить прицельный территориальный захват, например, «попытку взять под контроль Таванг». Далее к Западу вдоль линии LAC еще один очаг напряженности лежит в Кашмире. Китай контролирует часть преимущественно необитаемой территории, известной как Аксай-Чин, которую он захватил во время войны 1962 года. Индийская пресса часто публикует паникерские заметки о китайских набегах и посягательствах из Аксай-Чина и в других районах, обыгрывая и подчеркивая масштабы китайских инвестиций в стратегическую инфраструктуру с его стороны границы, и это представляет собой резкий контраст с выглядящим вялым и инертным поведением индийских политиков и военных планировщиков. Частью того, что подпитывает тревогу в Дели, как отмечается в докладе, является также угроза скоординированных действий между Китаем и Пакистаном — альянса, который строится по большей части на совместной многолетней неприязни по отношению к Индии. Согласно одному из рассматриваемых сценариев, Пакистан, будь то своими силами или же при помощи террористов и повстанцев, «предпримет отвлекающие шаги» вдоль запятнанного кровью ледника Сиачень или в Каргиле, месте последней индо-пакистанской войны 1999 года, в то время как китайские наступательные удары последуют дальше на востоке вдоль границы.

Конечно, подобные маневры в стиле настольной игры не имеют особой ценности в современной геополитике. Прямые, провокационные действия не подходят ни одному из игроков в регионе, особенно когда имеется спектр американского влияния — что любопытным образом отсутствует в докладе IDSA — который тоже надо принимать в расчет. Интригующим образом, в докладе, кажется, делается вывод, что Китай и Индия вряд ли окажутся в состоянии напряженности или даже придут к столкновению в тех регионах, которые другие посчитали бы очевидными горячими точками для соперничества; в нем говорится, что не имеющее выхода к морю гималайское королевство Бутан, вероятно, будет считаться нейтральной «Швейцарией», в то время как Непал, страна с сорокамиллионным населением, которая пользуется покровительством как Пекина, так и Дели, более или менее имеет гарантии, что ни один из его больших соседей не рискнет нарушить его суверенитет в случае войны.

Более того, IDSA, кажется, исключает, что какая-либо из сторон будет подбивать каких-либо посредников вести новую подпольную борьбу против другой стороны. Беспокойные пограничные регионы с обеих сторон линии LAC являются территорией, где живут обиженные меньшинства и имеется далеко не одна повстанческая группировка. Индия и Китай — в отличие от Пакистана — практически не имеют прецедентов пособничества боевикам, а стратеги с обеих сторон будут опасаться раздувать пламя восстания, которое никто не сможет потушить.

Но что, кажется, способно поддерживать огонь китайско-индийской военной напряженности — а заодно и мрачные пророчества конфликта — так это именно эти ощущения уязвимости. Неопределенности, связанные с удивительным экономическим ростом обеих стран, недостаток ясных связей и доверия между Пекином и Дели и сильный национализм, лежащий в основе и индийского, и китайского общественного мнения могут выбить из колеи тот нелегкий статус кво, который имеется сейчас. Управление всем этим — задача для «умных голов» в Пекине и Дели. Но не стоит удивляться, если будут появляться и новые доклады, подобные этому, которые будут очерчивать варианты столкновений.

Оригинал публикации, Перевод

Поделиться

Статьи по теме

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Я не робот