19102017Актуально:

Чем Иран ответит на израильский удар?

Иран дал понять, что, если он подвергнется удару со стороны Израиля или США, он ответит тем же. Однако что именно может предпринять Тегеран? Каковы будут последствия этого как для самого Ирана, так и всего региона?

Может ли оказаться так, что потенциальные последствия израильского удара по Ирану будут настолько серьёзными, что военные действия — как средство сдерживания иранской ядерной программы — могут оказаться наименее предпочтительной опцией?

Ракеты дальнего радиуса действия

«Способность Ирана нанести ответный удар непосредственно по Израилю весьма ограничена», — указывает директор программы по разоружению и нераспространению ядерного оружия при лондонском Международном институте стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies — IISS) Марк Фитцпатрик. «Устаревшая иранская авиация не идёт ни в какое сравнение с израильскими ВВС, и в распоряжении Тегерана имеется всего несколько баллистических ракет, способных долететь до  Израиля», — поясняет он.

По словам Фитцпатрика, ракетный арсенал Ирана включает «модифицированную версию ракеты “Шахаб?3” — Ghadr?1 с радиусом действия в 1600  км, однако в распоряжении Тегерана есть лишь около шести установок для ее запуска». «Новая иранская ракета на твёрдом топливе Sajjil?2 также способна достичь Израиля, однако она ещё не поступила на вооружение», — добавил он. Но Марк Фитцпатрик утверждает, что «обе эти ракеты, оснащённые неядерными боеголовками, не обладают достаточной точностью поражения».

«Кроме того, они не являются эффективным средством доставки химического или биологического оружия, а ядерного оружия у Ирана пока нет», — добавляет он. Эксперт полагает, что «ответная ракетная атака Ирана будет чисто символическим жестом».

Мобилизация союзников

По мнению Марка Фитцпатрика, Иран, скорее всего, прибегнет к «асимметричному ответу Израилю с помощью своих сторонников». Союзник Тегерана шиитская группировка «Хезболла» имеет в южном Ливане более 10 тысяч пусковых ракетных установок, многие из которых поставил Иран.

«Это, главным образом, “Катюши” с радиусом действия в 25 км, но есть также установки Fajr?3 с радиусом действия в 45 км, Fajr?5 с радиусом в 75 км, Zelzal?2 с радиусом в 200 км и — потенциально — Fateh?110 с радиусом в 200 км. Плюс к тому — около 10 ракет Scud?D, способных нести 750 кг взрывчатки и поразить все районы Израиля». По словам Фитцпатрика, палестинское исламистское движение ХАМАС, которое контролирует сектор Газа, также может обстреливать территорию Израиля ракетами меньшего радиуса действия.

Большую опасность представляет собой усиление конфликтов между Израилем и «Хезболлой» или между Израилем и ХАМАС. Поэтому, ввиду нестабильности на Ближнем Востоке, которой в немалой степени способствует и кризис в Сирии, существует вполне реальная угроза
того, что израильский удар по Ирану воспламенит весь регион.

Действия иранского флота в районе Персидского залива

Военно-морской флот Ирана, и, в частности, военно-морское подразделение Корпуса стражей исламской революции, оснащены небольшими быстроходными катерами, способными закладывать мины и совместными усилиями атаковать крупные суда. Иран также может с суши обстреливать военные корабли противокорабельными ракетами. Все эти средства могут быть использованы Тегераном для того, чтобы перекрыть главную нефтяную артерию — Ормузский пролив.

Руководство ВМФ США уверено, что сможет снять блокаду пролива, однако это чревато углублением военно-морского противостояния между США и Ираном, а в ближней перспективе — повышением цен на нефть.

Подрывные действия

Как указывает эксперт по борьбе с терроризмом из независимого Брукингского института в Вашингтоне Даниел Байман, есть также «озабоченность по поводу того, что Иран и группировки, подобные ливанской “Хезболле”, после удара Израиля по Ирану проведут ряд террористических нападений». «Иран время от времени использует такие нападения против своих врагов, особенно тех, которых он не может поразить иными средствами», — добавляет он и указывает, что уже сейчас ведется некоторого рода скрытая борьба.

«Израиль и Иран обмениваются ударами, Израиль — с большим успехом, и наносит он свои удары более целенаправленно», — указывает Байман, имея в виду исчезновения и убийства иранских учёных-ядерщиков. «Я думаю, что после удара по ядерным объектам Ирана Израиль вряд ли активизирует подобные нападения, но Иран — несомненно».

Даниел Байман не может точно оценить, насколько эффективными будут действия Ирана. «Попытки нападений Ирана в Индии и Таиланде показывают, что он решительно настроен ответить Израилю, как полагают, за убийство Израилем лидеров “Хезболлы” — например, Имада Мугнии — и предполагаемые убийства иранских ученых-ядерщиков. Однако эти недавние попытки были не совсем удачными, из чего можно сделать вывод о недостаточно высоком уровне профессионализма иранских спецслужб», — утверждает он.

В целом эксперты полагают, что иранскому правительству придётся очень тщательно продумать свой ответ на любое нападение. «Если ответ будет слабым, власти потеряют лицо, а если очень сильным — они лишатся головы», — считает иранский эксперт из Фонда Карнеги за мир во всём мире Карим Саджадпур.

«Иран будет стремиться к такому ответу, который пошатнул бы региональную безопасность и оказал негативное воздействие на глобальную экономику, чтобы вызвать осуждение США или Израиля со стороны мировой общественности, однако Тегеран не сделает ничего такого, что
вызвало бы широкомасштабные ответные действия со стороны Соединенных Штатов», — считает он.

«Откровенно говоря, — указывает Саджадпур, — я не знаю, возможно ли это. Если Иран попытается дестабилизировать поставки нефти в мире — либо обстреляв ракетами богатые нефтью восточные провинции Саудовской Аравии, либо закрыв Ормузский пролив — США не останутся в стороне».

Международное право

После удара по своим объектам Иран может, конечно, пожаловаться в ООН. В связи с этим важно рассмотреть юридические вопросы, связанные с военной операцией в Иране. С точки зрения международного права, удар Израиля против Ирана является незаконным. По словам профессора международного права американского университета Нотр-Дам Эллен О’Коннелл, чтобы подобный удар считался легальным, «Совет Безопасности ООН должен санкционировать его, поскольку Иран первым не нападал ни на Израиль, ни на Соединенные Штаты».

«В уставе ООН, — указывает она, — ясно сказано, что использование силы вообще запрещено и допустимо только, если государство действует в целях самозащиты в ответ на совершённое на него вооруженное нападение или же с санкции Совета Безопасности». Израиль, скорее всего, будет утверждать, что это — превентивное действие, направленное на предотвращение ядерного нападения Ирана в будущем (хотя никто не верит, что у Ирана ядерная бомба есть уже сейчас).

Тем не менее, как заявляет профессор О’Коннелл, удар Израиля по Ирану все равно будет противоречить международному праву.

«Юристы обсуждают вопрос о том, на каком именно этапе государство может ответить на вооруженное нападение — должно ли это нападение уже быть проведено, или допустимо ещё на этапе нависшей реальной угрозы. Практически все эксперты высказываются против ударов с целью предотвратить гипотетическое нападение в будущем», — говорит она. Но разве не должны государства делать всё необходимое для своей защиты, если они полагают, что речь идёт об угрозе их жизненным интересам?

Силы НАТО бомбили Сербию и сербские войска в Косове, а США с их союзниками вторглись в Ирак, и в обоих этих примерах они действовали без одобрения Совета Безопасности ООН. Как указывает профессор О’Коннелл, в обоих случаях нелегальное применение силы имело самые серьёзные последствия.

«Сравните эти два конфликта, — указывает она, — с законным использованием силы для освобождения Кувейта после вторжения в него Ирака. После этого конфликта США оказались в большом выигрыше — как в финансовом плане, так и в моральном».

Жертвы

Многие также поднимают вопрос о потенциальных жертвах, которые вызовет возможный удар Израиля, особенно в свете того, что он идёт вразрез с международным правом. Не зная точно, какие именно объекты подвергнутся ударам, их точное время и вероятность нанесения по ним повторных ударов, очень трудно оценить масштабы потенциальных жертв. По словам экспертов, действующий ядерный реактор в Бушере вряд ли будет объектом израильского удара, поскольку он никак не связан с предполагаемой иранской ядерной программой, а утечки радиации могут вызвать большое число жертв среди мирного населения.

Кроме того, нельзя забывать, что бывают всякие случайности, когда бомбы могут попасть мимо цели, что также приводит к жертвам. В дополнение ко всему вышеуказанному, в вопросе об ударе Израиля есть также чисто иранский аспект.

Как сами иранцы отреагируют на нападение? Какое влияние этот удар окажет на иранскую ядерную программу? И каковы будут его последствия для исламского режима и самого Ирана? Пока ещё неясно, действительно ли Иран уже принял решение идти вперёд в разработке ядерного оружия.

Внутренний фактор

Однако Трита Парси, автор недавно опубликованной книги об отношениях США с Ираном, считает, что в случае израильского удара позиция Ирана резко изменится. «Все обозреватели, с которыми я встречался, полагают, что решимость иранского правительство обзавестись средством ядерного сдерживания многократно усилится в случае, если Иран подвергнется удару», — указывает он.

По оценкам США, добавляет Парси, после удара Израиля «иранцы загонят свою ядерную программу ещё глубже под землю, выйдут или будут грозить выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия, выдворят из страны инспекторов МАГАТЭ и будут стремиться как можно скорее заполучить атомную бомбу. Как недавно выразился один высокопоставленный американский военный, бомбардировка Ирана — это самый быстрый путь к иранской атомной бомбе», — отметил писатель.

Трита Парси, который является президентом Национального ирано-американского совета, указывает, что удар Израиля будет иметь политические последствия также внутри страны. «Иранский режим крайне непопулярен, и раны, открывшиеся во время широкомасштабных нарушений прав человека после выборов 2009 года, всё ещё кровоточат», — говорит он. То есть, режим, по его словам, «не смог добиться примирения с народом».

«Но нападение на Иран, особенно если бомбардировки приведут к жертвам среди мирных жителей, скорее всего, объединят враждующие группы против внешнего агрессора. Так было в 1980 году, когда Саддам Хусейн вторгся в Иран. — говорит писатель. — Это помогло аятолле Хомейни укрепить свою власть, подогрело национализм и революционный пыл, а также положило конец внутренней борьбе за власть. Иранский режим выжил не вопреки нападению Саддама, а благодаря ему», — отмечает Трита Парси.

Эти мысли должны подействовать отрезвляющим образом на западных и израильских политиков, которые время от времени обсуждают идею смены режима в Иране. Вывод неутешителен: даже успешный, с точки зрения Израиля, военный удар лишь на несколько лет задержит ядерную программу Ирана. Он может укрепить Тегеран в его стремлении заполучить ядерное оружие. Он сплотит иранцев вокруг нынешнего режима. Международные последствия его будут весьма существенными — он может вызвать конфликт в районе Персидского залива и у границ Израиля.

Дипломатия

Неудивительно поэтому, что администрация президента Обамы, похоже, пытается отговорить Израиль от удара по Ирану — по крайней мере, в данный момент. Многие эксперты полагают, что санкции могут в конечном счете возыметь воздействие на Иран. «Дипломатические шаги ещё не исчерпаны,» — считает Трита Парси. «В последние несколько лет дипломатические усилия были очень незначительными и кратковременными. Ни в Вашингтоне, ни в Тегеране не было политического пространства для такого рода длительных переговоров, которые могли бы привести к значительному сдвигу. Вместо реальных переговоров был лишь обмен ультиматумами».

Карим Саджадпур также полагает, что можно ещё раз попробовать дипломатический путь. Однако, по его мнению, потенциальные результаты будут ограниченными. «Как можно достичь разрядки напряжённости, если режиму нужен враг в целях идеологического оправдания своей законности, — вопрошает он. — Реально, по?моему, диалог с Тегераном может в лучшем случае помочь несколько сгладить наши разногласия с Ираном, но никак не разрешит их до конца».

Источник: How Iran might respond to Israeli attack (Перевод)

Поделиться

Статьи по теме

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Я не робот