15122017Актуально:

Кремль нуждается в заморозке украинского конфликта

Новоизбранный украинский президент Петр Порошенко объявил об одностороннем, на неделю с 20 по 27 июня, прекращении огня украинскими силовиками из межведомственной группировки, которая воюет с пророссийскими боевиками-сепаратистами в Донецкой и Луганской областях. На Западе инициативу Порошенко поддержали, но в Киеве много недовольных, считающих, что нечего давать противнику передышку, да и сепаратисты разоружаться отказываются, требуя вывода украинских войск и переговоров при посредничестве Москвы. В Кремле также сочли, что Порошенко объявил «ультиматум ополченцам юго-востока Украины» вместо переговоров о мире.

Путин и Порошенко

Украинские военные и вооруженные волонтеры до последнего часа наступали, чтобы взять под контроль границу с РФ и отрезать анклав сепаратистов в Донбассе от источников снабжения и пополнения. В приграничных боях у украинского пропускного пункта «Должанский» под минометный обстрел попал соседний российский пункт пропуска «Новошахтинск», где ранило таможенника. В Москве обвинили во всем украинцев, а в Киеве — ополченцев. Впрочем, из осажденных Славянска и Краматорска сообщают о том, что перемирие в какой-то мере соблюдается, а в Донецке власти «народной республики» пообещали «использовать время перемирия для перегруппировки сил, набора ополченцев и приведения в порядок техники». Конечно, украинские силовики сделают то же самое.

Любое устойчивое перемирие требует не только общего согласия сторон, но также детально согласованных обязательств по взаимному отводу сил и средств по линиям разграничения и т.п. Одностороннее перемирие напоминает одностороннюю свадьбу, которую кто-то из участников может обоснованно посчитать изнасилованием. Ополченцы-сепаратисты в последнюю пару недель, несмотря на отдельные тактические успехи, терпят поражение за поражением: под их контролем сегодня хорошо если треть Донецкой и Луганской областей. От мечты о большой «Новороссии» от Полтавы до Приднестровья остался усыхающий с каждым днем огрызок. Только постоянное перемирие и затяжной переговорный процесс о национальном примирении могут спасти народные республики от скорого краха. Именно такого перемирия и переговоров все более настойчиво требует Москва, очевидно, желая «заморозить» украинский конфликт, как в начале девяностых — приднестровский или абхазский.

«Замороженный конфликт» с международными наблюдателями, со всякими посредниками из ЕС и СНГ, с бесконечным и безрезультатным «национальным диалогом о примирении» — очевидно, наилучший выход для Кремля из нынешней крайне неприятной ситуации. «Замороженный конфликт» может гарантировать основные стратегические цели Кремля в Украине: невступление страны в НАТО и в ЕС, особый режим для юго-востока, а также дать в руки мощные рычаги воздействия как на Киев, так и на строптивых сепаратистов. При таком раскладе проблема Крыма во многом утратит актуальность, а Запад будет вынужден помогать и Киеву, и Донбассу.

Очевидно, в Москве всерьез полагали, что баланс сил установится без прямого вмешательства, что дезорганизованные и деморализованные украинские силовики быстро истощат свои боевые возможности в напрасных попытках подавить сепаратистов, а появление в регионе волонтеров-националистов только воспламенит массовое русскоязычное сопротивление. Не вышло — боеспособность украинских военных нарастает, и уже ясно, что разномастных боевиков и российских добровольцев с казаками и вайнахами неизбежно раздавят. Киевские постреволюционные власти, которых в Москве обзывают «нелегитимной хунтой», пока избежали предсказанного финансового и социально-политического коллапса в Украине. В условиях патриотического подъема, в том числе в русскоязычных областях, формируются новые силовые структуры, набирающие в боях опыт и злость.

Через границу из России идут на Донбасс добровольцы и оружие, чтобы как-то уравновесить силы сторон. Но сепаратисты не смогли удержать ни одного аэродрома, ни в Краматорске, ни в Мариуполе, ни в Донецке, ни в Луганске, где можно было бы для виду разместить какие-нибудь «народные ВВС», чтоб объяснять, как в девяностые в Абхазии, откуда «неопознанные самолеты» бомбят украинцев. Сегодня, при полном господстве украинцев в воздухе, десяток-другой танков, бэтээров и установок «Град», что сейчас перегоняют через границу из РФ, восстановить баланс не могут.

Военный разгром сепаратистов кажется политически неприемлемым, и вот группы спецназа, батальонные тактические группы (БТГ) десантных и общевойсковых соединений Вооруженных сил РФ начали возвращаться на украинскую границу после того, как их отвели на переформирование и демобилизацию отслуживших призывников в конце мая и начале июня. Боеготовность российской армии — это непостоянная величина, связанная с призывом и дембелем дважды в год, а процесс формирования обновленных БТГ требует времени. Группировка на украинской границе пока слабовата, всего несколько тысяч, а для полноценного вмешательства нужны десятки тысяч. Понятно, что для этого нужна и политическая воля, которая тоже пока не проглядывается.

Скорее всего, до середины июля, а конкретно до 13-го, когда Владимир Путин отправится в Бразилию на финал чемпионата по футболу (как в свое время 8 августа 2008-го на открытие Олимпиады в Пекин), маловероятно полномасштабное вмешательство и принуждение украинцев к миру, даже если все усилия по «заморозке» конфликта окажутся безуспешными. А потом все будет зависеть от динамики событий и уже упоминавшейся политической воли.

Павел Фельгенгауэр, Новая газета

Поделиться

Статьи по теме

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Я не робот