25092017Актуально:

Турчин: коллапс США неизбежен через 7 лет

Петр Турчин предсказал коллапс США через 7 летКоллапс Америке предрек российский ученый Петр Турчин, которого называют Нострадамусом от математики. «Математический Нострадамус» наш бывший соотечественник. В 1970 году Петр Турчин учился на биофаке МГУ, в 1977 году эмигрировал в США. В Нью-йоркском университете получил степень бакалавра по биологии, а в Университете Дьюка — степень доктора философии по зоологии. Ныне он профессор на факультете экологии и эволюционной биологии и профессор на факультете математики Университета Коннектикута. Занимается новой необычной наукой — математической историей. Или клиодинамикой, как называют ее сами исследователи. Название происходит от имени Клио — музы истории, поясняет «Комсомольская Правда». Далее — интервью с Петром Турчиным из этой замечательной газеты.

Как выяснилось, поведение больших людских масс можно предсказать. За последние годы в России сформировалось сообщество ученых, включающее историков, социологов, антропологов, философов, биологов и математиков, которые применяют теоретические и математические методы в истории. Цель сообщества – выявление закономерностей в огромном разнообразии исторических процессов. Эта область исследований называется клиодинамика. Название происходит от имени Клио — музы истории.

И что эта муза изучает?

Клиодинамика объединяет подходы исторической макросоциологии, теоретической истории, математического моделирования долговременных социальных процессов, построения и использования исторических баз данных, исследований социальной эволюции, исторической демографии. Задача клиодинамики — поиск объединяющих теорий и проверка их на основе разнообразных массивов данных — исторических, археологических и прочих, вплоть до нумизматических.

Есть ли симптомы надвигающихся социальных катаклизмов?

Оказалось, что некоторые общие закономерности прослеживаются в развитии совершенно разных обществ, удаленных друг от друга во времени и пространстве. Например, для многих аграрных — доиндустриальных — обществ характерны периодические всплески внутренней нестабильности: бунтов, гражданских войн, революций, которые продолжаются около ста лет и случаются раз в два-три столетия. Периодам нестабильности всегда предшествует быстрый рост населения. Например, в Западной Европе после периода бурного роста населения в ХIII веке наступил «позднесредневековый кризис», включающий столетнюю войну во Франции, войну Алой и Белой розы в Англии и гуситские войны в Богемии (нынешняя Чехия). Рост населения в XVI веке сменился «кризисом ХVII века»: религиозные войны и Фронда во Франции, тридцатилетняя война в Германии, Английская революция.

Тот факт, что политическая и социальная нестабильность всегда в несколько раз выше в периоды снижения численности населения, чем во время демографического роста, показал и анализ «демографических циклов» в Англии, Франции, Римской империи, России, и даже в древнем Китае и Египте. Вероятность того, что подобные закономерности объясняются случайным совпадением, пренебрежимо мала.

Есть какой-то главный закон, зная который можно спрогнозировать будущее мира?

Самой продвинутой на сегодня является структурно-демографическая теория (СДТ). Она представляет общество как динамическую систему, состоящую из трех основных подсистем: государство, народ, элита. И эту теорию я решил применить для анализа ближайшего будущего США.

И что выяснилось?

Экономическое неравенство в США изменялось циклически. До 1830 года оно было на крайне низком уровне — самые большие состояния исчислялись всего несколькими миллионами долларов. Ситуация резко изменилась во второй половине столетия, неравенство достигло первого пика в начале XX века, когда впервые появились гигантские — на тот момент — состояния в 1–2 млрд долл. Для сравнения, средняя годовая зарплата выросла всего лишь с 350 до 800 долл. В это время 1% — самый богатый — населения владел половиной национального достояния. После 1920-х годов неравенство стало стремительно уменьшаться.

Однако, начиная с 1970-х все закрутилось по-новому. Начала расти конкуренция за «элитные позиции» во власти, в экономике и в «статусных» организациях. А ныне, уже через два поколения, эта ситуация привела к перепроизводству элит, когда элитных мест гораздо меньше, чем желающих их занять. Один из самых универсальных признаков этого перепроизводства — инфляция дипломов. Большинство студентов учится не для того, чтобы получить образование, а для того, чтобы получить диплом, который дает преимущества в конкуренции за рабочие места.

Другой показатель — реальная стоимость обучения в высших учебных заведениях. После 1980 года в частных колледжах стоимость обучения выросла почти в 2 раза. Перепроизводство элит также прослеживается по количеству выпускников юридических факультетов и бизнес-школ.

Как же они выживают в такой тесноте?

Образуются враждующие группировки элит. Они начинают конкурировать за уменьшающийся «пирог», то есть государственные кормушки разного рода. Раскол элит сопровождается тем, что образуется недовольная часть элиты — контрэлита, — которая в какой- то момент готова применить силу, чтобы отстоять свои интересы. Это и приводит к революциям и гражданским войнам.

Помимо элит есть еще и народ попроще. Что с ним происходит?

В классической СДТ демографический рост ведет к инфляции цен, что постепенно разъедает покупательную способность налогов, собираемых государством. Государство пытается компенсировать эту тенденцию, увеличивая налоги, но встречает сопротивление народа и элит. С другой стороны, выросшее население требует бoльших затрат (на армию, полицию и бюрократический аппарат). Кроме того, в результате перепроизводства элит образуется большой слой элитных претендентов, которые надеются сохранить свой социальный статус за счет карьеры на государственной службе. Эта прослойка оказывает гигантское давление на государство, которое в ответ создает дополнительные рабочие места, новые государственные агентства. Все эти процессы мы сейчас наблюдаем в США. Основная причина роста расходов государства — давление элит.

И динамика основных показателей СДТ позволяет предположить, что сегодня Соединенные Штаты вошли в предкризисную стадию векового цикла, во многом схожую с ситуацией 1840–1850-х годов.

Падение уровня жизни для низших слоев населения продолжается уже более трех десятилетий. Многие американцы, судя по недавним опросам, потеряли веру в «американскую мечту». Более того, падение уровня жизни постепенно распространяется на средний класс. Стоимость таких индикаторов социального статуса, как высшее образование и собственный дом, растет гораздо быстрее, чем официальная инфляция или, что важнее, доход семьи. Переход от семьи с одним кормильцем к семье, где работают оба родителя, уже практически завершился. Таким образом, этот ресурс повышения семейных доходов исчерпан. Именно из-за необходимости трат на поддержку социального статуса растет задолженность средней американской семьи.

Кстати, ухудшающееся экономическое положение средних американцев помогает нам понять, казалось бы, загадочный тренд в динамике так называемых «массовых расстрелов», когда обычные люди открывают пальбу по сослуживцам, студентам или случайным прохожим. За последние 40 лет частота таких инцидентов выросла на порядок.

Причем, график показывает динамику «бессмысленных» массовых убийств, в которых убийца убивает не конкретных обидчиков, а тех, кто просто попался под руку.

Рост бессмысленных массовых убийств — внешний индикатор глубинных структурно-демографических процессов, в результате которых растущее давление неблагоприятной социальной среды на человеческую психику превышает порог терпимости все большего числа людей. Эта интерпретация объясняет, почему подавляющее большинство случаев «бессмысленой резни» связано с работой или учебой, которые соответствуют двум неблагоприятным структурно-демографическим трендам — иммизерации и перепроизводству элиты.

Конечно, не надо переоценивать опасность массовых убийств. Проблема заключается в том, что не все обстоит благополучно ни с элитами, ни с государством.

В СДТ перепроизводство элит ведет к обостряющейся межэлитной конкуренции и, в конце концов, к расколу правящего класса. Несколько индикаторов показывают, что этот процесс зашел достаточно далеко. Линии разлома проходят не только по партийному признаку, но и по географическому (Север против Юга, центр против периферии). Растут сепаратистские настроения в ряде штатов.

Какое решение может быть с такими «слагаемыми» у вашего «уравнения»?

Падающий уровень жизни, протестные настроения среди народа, раскол элит — таковы основные предпосылки острого политического кризиса в демографически-структурной теории (СДТ). В наиболее часто встречающемся сценарии роль спускового механизма играет финансовый крах государства и потеря им контроля над принудительным аппаратом — армией и полицией. К несчастью, финансовая политика, проводимая США с 1980 года, и в особенности двумя последними администрациями, делает такой исход вполне реальным. Поражает беспечность, с которой бюджетные дыры затыкаются триллионами напечатанных долларов. И здравый смысл, и история подсказывают, что бесконечно так продолжаться не может. Но «в этот раз все будет по- другому».

Каков ваш прогноз?

США находятся на предкризисной стадии. Вычисления показали: предстоящее десятилетие, скорее всего, будет характеризоваться особенно тяжелыми экономическими кризисами. Такой кризис, в принципе, может привести к краху государственных финансов США и послужить пусковым механизмом самого серьезного политического кризиса в США со времен Гражданской войны. Он должен произойти в районе 2020 г. (так как структурно-демографическое напряжение нарастает медленно, в течении десятилетий, точный прогноз, когда разразится кризис, сделать невозможно).

Всем нам, выросшим в эпоху могучей Американской империи, трудно себе представить, что она может коллапсировать. Тем не менее нужно быть готовым и к такому варианту будущего.

Петр Валентинович, события, ведущие к коллапсу США, уж очень похожи на те, что происходят и в нашей стране. Может, и Россию ждет серьезный политический кризис?

По России я специального исследования не производил. Но есть одна большая разница. В США развивается «молодежный горб»: к 2020 году вырастет число людей 20-25-летнего возраста. А в России ровно наоборот – их численность упадет в два раза. А революции делаются молодыми.

быстрый займ
Ваш город: Да, это мой город! Если это не ваш город, выберите свой из списка, который найдете по ссылке.

Поделиться

Статьи по теме

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Я не робот