19102017Актуально:

Соотношение сил: Турция против Сирии

Соотношение сил: Турция против Сирии

Первые дни октября принесли невеселые новости с Ближнего Востока. Все началось с того, что на территории Турции упали артиллерийские снаряды, якобы выпущенные со стороны Сирии. На это турки ответили полноценным обстрелом. В течение следующих дней ситуация несколько раз повторилась: кто-то с сирийской территории выпускает несколько снарядов, после чего Турция наносит огневой удар по позициям сирийских войск. Такой выбор цели турки мотивируют тем, что покушаться на них могут исключительно вооруженные силы Сирии. Почему виноваты или назначены виноватыми именно военные, а не повстанцы? Официального ответа нет, но есть некоторые предположения политического характера. Сразу же после начала артиллерийских «дуэлей» турецкое руководство разразилось воинственной риторикой в сторону Дамаска. Оно стало угрожать полномасштабной войной, если сирийские военные не прекратят обстреливать Турцию.

Немало людей считают, что все эти события с обстрелами слишком напоминают провокацию со стороны сирийских инсургентов, проведенную при непосредственной поддержке Анкары. В пользу этой версии приводятся многочисленные заявления Дамаска о караванах с оружием и боеприпасами, идущими через турецко-сирийскую границу. Кроме того, стоит учесть один вполне очевидный факт: администрация Башара Асада, несмотря на все обвинения в подавлении «гражданских свобод», все же не сошла с ума для того, чтобы напрашиваться на полномасштабный конфликт с одной из сильнейших стран региона. И все-таки, похоже, обстрел турецких территорий в ближайшее время не прекратится: если версия о провокации мятежников является верной, то им выгодно продолжать огонь по Турции до тех пор, пока она не объявит Сирии войну и не поможет свергнуть ненавистного Асада. Турция, в свою очередь, не прекращает высказывать гневные заявления в адрес Дамаска и уже требует от НАТО помочь ей ввиду «регулярных нападений». Альянс, правда, не спешит организовывать вторжение в Сирию, мотивируя это целым рядом сложных причин, за которыми видится нежелание содействовать Анкаре в ее политических играх. Тем не менее, риск начала войны, пусть даже и без участия войск государств НАТО, остается. Попробуем сравнить силы Турции и Сирии и предугадать возможный ход и последствия такого конфликта.

Вооруженные силы Турции

Общее количество людей в турецких вооруженных силах превышает полмиллиона. Из них примерно 150 000 человек – вольнонаемные гражданские работники. Тем не менее, большое количество личного состава при необходимости может быть отмобилизовано, в резерве порядка 90 тыс. человек. Около 38 тыс. из них – резерв первой очереди, который может войти в строй в течение нескольких дней после соответствующего приказа. Наиболее многочисленной частью турецких вооруженных сил являются сухопутные войска (СВ). В них служит почти четыреста тысяч человек. В структуре СВ имеется четыре полевые армии и отдельная кипрская группировка. Базы сухопутных войск равномерно распределены по территории Турции, при этом ближе всего к сирийской границе располагаются корпуса, относящиеся ко второй полевой армии. В трех корпусах каждой армии, за исключением 4-й, имеются бронетанковые, мотострелковые, артиллерийские и т.п. бригады.

Вооружение СВ Турции достаточно разнородно, как по стране производства, так и по возрасту. К примеру, бойцы разных частей могут использовать немецкие автоматические винтовки G3, произведенные по лицензии, а другие – «родные» американские M4A1. В то же время, более новое вооружение обычно уходит в спецподразделения. Та же ситуация наблюдается и с бронетехникой. В частях турецкой армии до сих пор имеется более полутора тысяч американских танков M60 в различных модификациях, в том числе и самостоятельно доработанные машины. Самыми новыми танками турецких сухопутных войск являются немецкие Leopard 2A4, количество которых приближается к трем с половиной сотням. Для перемещения мотострелков и непосредственной огневой поддержки в бою турецкая армия располагает большим количеством бронетранспортеров и БМП. К примеру, одних только БТР M113 насчитывается почти 3300 штук, часть этих машин оборудована как ракетные истребители танков. Следующей по численности является бронетехника семейства ACV-300, созданная и строящаяся в самой Турции. Бронетранспортеры и боевые машины пехоты этого семейства имеются в войсках в солидном количестве – около двух тысяч единиц. Наконец, в последние годы сухопутные войска получили порядка полутора тысяч бронеавтомобилей моделей Akrep, Cobra, Kirpi и т.д. Приведенная информация о состоянии стрелкового оружия и легкой бронетехники также справедлива и в отношении жандармерии – отдельного вида вооруженных сил, фактически являющегося неким подобием внутренних войск.

Стоит отметить широкую номенклатуру ракетного и реактивного вооружения, предназначенного использования в сухопутных войсках. Помимо трофейных или купленных советских гранатометов РПГ-7 (по разным оценкам, не менее пяти тысяч штук) турецкие солдаты располагают противотанковыми ракетными комплексами TOW, ERIX, MILAN, «Корнет-Э», «Конкурс» и т.д. Количество всех этих ПТРК равняется нескольким сотням и колеблется в зависимости от типа. Наиболее массовым противотанковым средством в турецкой армии является одноразовый гранатомет HAR-66 – лицензионная версия американского M72 LAW. Для защиты от атак с воздуха мотострелки и пехота имеют переносные ракетные комплексы FIM-92 Stinger, в том числе и последних модификаций. До недавнего времени у турецкой армии было некоторое количество советских ПЗРК «Игла», однако недавно их полностью сняли с вооружения.

Общая численность полевой артиллерии в вооруженных силах Турции превышает 6100 единиц, среди которых имеются орудия различных типов и калибров. Последние колеблются в пределах 60-107 мм в случае с минометами и от 76 мм до 203 для пушек и гаубиц. Наиболее мощным ствольным вооружением турецкой армии являются гаубицы M116, купленные у США. Их калибр равен 203 миллиметрам, общее количество таких орудий – около полутора сотен. Самоходная артиллерия представлена полутора тысячами установок, несущими орудия калибра от 81 миллиметра (самоходный миномет M125A1) до 203 мм (самоходная гаубица M110A2). Что касается реактивной артиллерии, то в этом направлении Турция заметно преуспела. Большая часть ее РСЗО, как то установки T-22 или TOROS 230A, создана самостоятельно. Тем не менее, в войсках имеется и некоторое количество американских и китайских систем залпового огня.

Большая часть зенитных средств Турции – около 2800 единиц – представляет собой ствольные системы. Зенитные орудия различных калибров в основном имеют импортное происхождение: это американские установки M55, немецкие Mk.20 Rh202 и шведские пушки фирмы Bofors. Оставшаяся часть зенитной артиллерии производилась в Швейцарии на фирме Oerlikon, либо в Турции по швейцарской лицензии. Помимо ствольных зенитных систем турецкие СВ располагают примерно 250-ю самоходными зенитными ракетными комплексами Atilgan и Zipkin, несущими ракеты Stinger.

Наконец, сухопутные войска Турции владеют собственной авиацией в виде четырех сотен вертолетов. Основная их масса – транспортные и пассажирские – представлена американскими UH-60 и UH-1H, а также лицензионными вариантами Eurocopter Cougar. Примечательно, что в настоящее время турецкая армия располагает всего 30-35 ударными вертолетами. Это AH-1P Cobra и AH-1W Super Cobra, производимые компанией Bell. Для разведывательных и других подобных нужд в турецкой армии есть порядка полутора сотен беспилотных летательных аппаратов собственного производства.

Следующий род войск Турции – военно-воздушные силы. Согласно взглядам последних лет, именно на ВВС возлагаются основные ударные функции. Скорее всего, именно самолеты Турции нанесут первый удар по сирийским объектам в случае полномасштабного конфликта. Среди прочего эта версия подтверждается составом авиационной техники, имеющейся у турецких ВВС. Около шестидесяти тысяч человек личного состава обслуживают и эксплуатируют 800 летательных аппаратов различного назначения. В структуре турецких военно-воздушных сил имеется четыре крупных формирования – авиационные командования. Два из них имеют своей целью непосредственную эксплуатацию боевых самолетов, а оставшиеся два отвечают за подготовку личного состава (Учебное командование в Измире) и обеспечение снабжения (Командование тыла в Анкаре). Кроме того, в непосредственном подчинении штабу ВВС находятся отдельные бригады заправщиков и транспортных самолетов.

Основой ударной мощи ВВС Турции являются американские истребители-бомбардировщики F-16C и F-16D. В общей сложности их насчитывается около 250 штук. Вторым ударным самолетом является тоже американский F-4 Fantom II поздних модификаций. Стоит отметить, что число этих самолетов в конфигурации истребителей-бомбардировщиков постоянно уменьшается. В настоящее время почти все из имеющихся 50-60 «Фантомов» переоборудованы в разведывательный вариант. В ближайшее время в составе ВВС будет оставлено примерно такое же количество истребителей F-5. Специальной бомбардировочной авиации в ВВС Турции нет. Функции дальнего радиолокационного обнаружения в настоящее время обеспечиваются небольшим количеством специально доработанных самолетов CN-235 испанского производства, которые также стали основой для разведывательных и транспортных машин.

Примечательно, что транспортная авиация ВВС Турции располагает примерно таким же «разнообразием» типов, как и боевая, однако проигрывает в общей численности. Для перевозки грузов и пассажиров имеется около 80 самолетов следующих типов: уже упомянутый CN-235, C-130 и C-160. Кроме того, для транспортных задач ВВС располагают 80-ю вертолетами Cougar и UH-1U.

Основным способом воздушной разведки в турецких военно-воздушных силах является использование беспилотных летательных аппаратов. Около 30-40 бортов пяти типов закуплены за рубежом, у Израиля и Соединенных Штатов. Кроме того, в ближайшие годы будет произведено некоторое количество БПЛА TAI Anka собственной разработки.

Военно-морские силы Турции. Несколько веков назад турецкий флот считался одним из самых мощных в мире, но теперь его нельзя назвать таким. Кроме того, далеко не всю технику турецких ВМС можно назвать в достаточной мере новой и современной. К примеру, самая новая из шести турецких дизель-электрических подлодок, построенных в Германии по проекту 209, начала службу еще в конце восьмидесятых годов. При этом она вооружена только торпедами и/или минами. Восемь более новых лодок, последняя из которых вошла в строй в 2007 году, являются дальнейшим развитием все того же немецкого проекта.

Похожим образом дело обстоит с фрегатами и корветами. Так, фрегаты проектов «Явуз» и «Барбарос» являются соответствующей доработкой немецкого типа MEKO-200 и построены в количестве восьми штук. Турецкие типы «Тепе» и «G» фактически являются американскими «Нокс» и «Оливер Хазард Перри». Три и восемь подержанных кораблей этих проектов были куплены у США. В свою очередь, шесть корветов типа «B» являются купленными у Франции кораблями проекта D’Estienne d’Orves. Стоит признать, Турция пытается восстановить собственное производство крупных боевых кораблей. Так, прошлой осенью в строй вошел первый корвет проекта MILGEM. В ближайшее время будет построено еще несколько подобных кораблей.

Помимо крупных кораблей ВМС Турции имеют большое количество катеров различного назначения. Это около сотни ракетных катеров проектов Kartal, Yildiz и т.д., а также 13 патрульных катеров четырех типов. Наконец, турецкий флот располагает двумя десятками минных тральщиков, 45 катерами на воздушной подушке и несколькими десятками вспомогательных судов.

Морская авиация Турции малочисленна. Это шесть патрульных самолетов CN-235M итальянской разработки и турецкой сборки, а также 26 вертолетов. Последние используются для противолодочной и спасательной работ. Парк противолодочных винтокрылых машин состоит из американских вертолетов итальянского производства Agusta AB-204 и AB-212 (лицензионные Bell 204 и Bell 212 соответственно), а также собранных в США Sikorsky S-70B2. Боевые самолеты или вертолеты в ВВС Турции отсутствуют.

Наконец, стоит сказать пару слов о жандармерии и береговой охране. Формально эти организации относятся к вооруженным силам, но по меркам других стран они представляют собой внутренние войска и морскую погранохрану соответственно. Вооружение жандармерии в целом аналогично используемому в мотострелковых войсках. В то же время, на ее базах до сих пор можно найти, к примеру, модернизированные трофейные БТР-60 советского производства. Береговая охрана располагает сотней с лишним патрульных катеров и кораблей 14 типов, водоизмещение которых колеблется от 20 до 1700 тонн.

Вооруженные силы Сирии

Сирийская армия, на первый взгляд, смотрится слабее турецкой. В первую очередь в глаза бросается разница в численности. Общее число военнослужащих в Сирии немного превышает 320 тыс. человек. Еще примерно столько же находится в резерве и может быть призвано в течение нескольких недель. Как и в Турции, наибольшая часть личного состава относится к сухопутным войскам – порядка 220 тысяч человек. В то же время, не стоит забывать про результаты идущей в Сирии гражданской войны. Часть военнослужащих перешла на сторону мятежников, взяв с собой некоторое вооружение. Также некоторое количество вооружений и военной техники было уничтожено в ходе боев. Поэтому приведенные цифры относятся к моменту начала первых столкновений в прошлом году. Точный подсчет текущего состояния сирийских вооруженных сил по понятным причинам невозможен.

Сухопутные войска Сирии организационно делятся на три армейских корпуса, в составе которых имеются мотострелковые, бронетанковые и артиллерийские дивизии. Кроме того, существует несколько отдельных бригад, на вооружении которых состоит «специальное» оружие. Прежде всего нужно отметить отдельные бригады, вооруженные баллистическими ракетами малого радиуса действия, а также противокорабельными ракетами. Также несколько отдельных бригад выделено для выполнения специальных задач силами артиллерии, противотанковых ракет и воздушного десанта. Наконец, пограничные войска Сирии также выделены в отдельную бригаду.

Основной ударной силой сирийских бронетанковых войск являются боевые машины советского производства Т-55, Т-62 и Т-72. Общая их численность – почти пять тысяч единиц, более тысячи из которых находится на хранении. Эти танки нельзя назвать в полной мере современными, однако при должном подходе к взаимодействию войск даже устаревшие типы могут представлять определенную угрозу для противника. Кроме того необходимо заметить, что почти все наиболее старые Т-55 давно находятся на хранении, а самыми массовыми танками в сирийской армии являются Т-72, коих насчитывается более полутора тысяч. Количество прочей бронетехники в сирийских вооруженных силах почти равно числу танков. При этом боевые машины пехоты, бронетранспортеры и т.д. отличаются немного большим разнообразием типов. К примеру, в соседних частях одновременно могут служить и старые БТР-152, и новые БМП-3. Общее количество боевых машин пехоты трех моделей (советские/российские БМП-1, БМП-2 и БМП3) достигает двух с половиной тысяч, а для бронетранспортеров этот показатель составляет полторы тысячи. Самыми новыми бронетранспортерами в сирийских сухопутных войсках являются БТР-70, что в сочетании с количеством бронетехники для пехоты наталкивает на определенные мысли относительно подбора боевых машин. Похоже, колесной технике сирийцы предпочитают гусеничную с большей огневой мощью.

Полевая артиллерия Сирии укомплектована советскими системами различных типов и калибров в количестве 2500 стволов. Примерно пятая часть от всех орудий является самоходной и представлена машинами 2С1 «Гвоздика», 2С3 «Акация», а также САУ калибра 122 мм на базе танка Т-34-85 и орудия Д-30, отдаленно напоминающими старую советскую СУ-122. Остальная артиллерия является буксируемой. Самое массовое орудие в сирийской армии – 130-миллиметровая гаубица М-46 – имеется в количестве не менее 700 единиц. Вторая по численности артиллерийская система – пушка-гаубица Д-30. Самоходные и буксируемые орудия этого типа имеются в количестве 550-600 штук. Реактивная артиллерия Сирии располагает только двумя типами систем залпового огня. Это советская БМ-21 «Град» (порядка трех сотен боевых машин) и китайская «Тип 63» (около 200 буксируемых пусковых установок).

Защита войск на марше и на позициях возлагается на войсковую ПВО. В ее составе имеется более полутора тысяч ствольных систем, в том числе и самоходные ЗСУ-23-4 «Шилка». Кроме того, подразделениям войсковой противовоздушной обороны придано небольшое количество зенитных ракетных комплексов малой дальности, таких как «Оса-АК», «Стрела-1» или «Стрела-10». При этом общее количество ЗРК в войсковой обороне заметно меньше, чем в отдельных войсках ПВО (о них немного позже).

Для борьбы с бронированными целями противника сирийские солдаты имеют достаточно широкий спектр реактивного и ракетного вооружения. Самое просто из них – реактивные гранатометы РПГ-7 и РПГ-29 «Вампир» советского производства. Точное количество этих систем неизвестно, однако, по-видимому, счет идет, как минимум, на сотни. При этом, как показывает практика, немалое количество противотанковых гранатометов оказалось в руках инсургентов. Помимо сравнительно простых и дешевых реактивных гранатометов Сирия в свое время покупала массу советских противотанковых ракетных комплексов, от «Малютки» до «Корнета». Количество комплексов значительно разнится: «Малюток» в настоящее время насчитывается не более пары сотен, «Корнетов» – около тысячи. Несколько лет назад Сирия приобрела у Франции двести ПТРК MILAN, однако в силу политических и экономических причин дальнейшие закупки европейского вооружения не осуществлялись.

Отдельные ракетные бригады вооружены оперативно-тактическими ракетными комплексами 9К72 «Эльбрус» в его экспортной модификации R-300, 9К52 «Луна-М» и 9К79 «Точка». Общее количество пусковых установок всех трех комплексов превышает 50 единиц. Кроме того, по неподтвержденным данным, на хранении находится от 25 до 50 комплексов R-300 и «Луна-М».

Военно-воздушные силы Сирии разделены на несколько десятков эскадрилий, подчиняющихся командованию рода войск. Это 20 подразделений, оснащенных истребителями, перехватчиками, истребителями-бомбардировщиками и разведчиками; семь ударных эскадрилий с фронтовыми бомбардировщиками; семь смешанных вертолетных (выполняют транспортные и ударные задачи); пять чисто ударных вертолетных; четыре транспортных; а также одна тренировочная, одна эскадрилья РЭБ и одно специальное вертолетное соединение для перевозки командования. Общая численность личного состава ВВС Сирии равняется 60 тысячам человек. Еще 20 тыс. могут быть отмобилизованы в течение нескольких недель. Количество летательных аппаратов оценивается в 900-1000 единиц.

Характерным отличием ВВС Сирии от турецкой военной авиации является наличие большого количества специализированных фронтовых ударных самолетов. В настоящее время сирийские летчики используют около 90-110 Су-22М4 и Су-24МК. Кроме того, свыше сотни самолетов МиГ-23, в том числе и модификации «БН», находится в резерве либо проходит модернизацию. Истребительная авиация Сирии представлена старыми советскими самолетами МиГ-21 в истребительной и разведывательной конфигурации (не менее 150 машин, часть в резерве); уже упомянутыми МиГ-23; МиГ-25 и МиГ-25Р (до 40 единиц); а также относительно новыми МиГ-29, общее число которых оценивается в 70-80 машин.

Вертолетный парк сирийских ВВС представлен пятью типами вертолетов. Самые массовые из них – Ми-8 и его дальнейшее развитие Ми-17. Более сотни таких вертолетов используются для транспортных задач, еще около десяти оснащены аппаратурой радиоэлектронной борьбы. Ударная функция возложена на советские/российские вертолеты Ми-24, Ми-2 и французские SA-342 Gazelle. Число доработанных Ми-2 не превышает полутора-двух десятков, остальные имеются в количестве 35-40 штук каждый.

Транспортная авиация Сирии использует самолеты семи типов, причем часть из них (около десяти машин) эксплуатируется только для перевозки командования. Войсковые перевозки, в свою очередь, осуществляются одним самолетом Ан-24, шестью Ан-26 и четырьмя Ил-76М. В качестве пассажирских бортов для перевозки высшего командования используются Ту-134, Як-40, Dassault Falcon 20 и Dassault Falcon 900.

В свете способов ведения войны в последние десятилетия особое значение придается противовоздушной обороне, которая призвана защищать подразделения на марше и на позициях, а также важные объекты войск и страны. Сирия поняла это еще в конце семидесятых годов и стала строить новую систему ПВО. Войска ПВО являются отдельным родом войск в составе сирийских вооруженных сил. Общая численность личного состава войск ПВО превышает 40 тысяч человек. Войска разделены на две дивизии. Кроме них в составе войск ПВО имеется два отдельных полка, вооруженных ракетными комплексами «Оса-АК» и С-300В. Остальные подразделения оснащены ЗРК советского производства, в том числе и старыми С-75 и С-200. Стоит отметить, что самым массовым комплексом в сирийских войсках ПВО до сих пор является С-75 (не менее 300 единиц). Вторые по количеству – 2К12 «Куб» малой дальности, коих насчитывается около двух сотен. Наиболее новой техникой в войсках ПВО являются комплексы семейств С-300В и С-300П, а также 9К37 «Бук» и «Панцирь-С1». Стоит отметить, что последний, согласно некоторым источникам, уже успел показать свою эффективность на практике, когда в июне этого года турецкий разведчик RF-4E вторгся в сирийское воздушное пространство и был сбит.

Наконец, военно-морские силы Сирии. По сравнению с турецкими они малочисленны и достаточно слабо оснащены. Так, в ВМС Сирии служит всего четыре тысячи человек. Еще две с половиной находятся в резерве. До недавнего времени в составе сирийского военного флота было две подлодки проекта 633, купленные у СССР, сейчас они выведены из состава ВМС. Самыми крупными надводными боевыми кораблями Сирии являются два фрегата/сторожевика проекта 159, так же приобретенных у Советского Союза. Корабли с полным водоизмещением более тысячи тонн несут противолодочные бомбометы РБУ-250 и 400-мм торпедные аппараты. Какое-либо встроенное ракетное вооружение отсутствует, противовоздушная оборона осуществляется только за счет взятых на борт ПЗРК. Также ВМС Сирии располагают тремя десятками ракетных катеров. Это советские катера проекта 205 «Москит», вооруженные ракетами П-15У «Термит» (20 единиц), а также иранские Tir, доработанные для использования аналогичного вооружения. Список боевых катеров замыкают патрульные плавсредства советского проекта 1400МЭ (не более восьми) и не более шести иранских MIG-S-1800. Примечательно, что в составе сирийского флота имеется сравнительно немало минных тральщиков. Семь кораблей этого класса были куплены у СССР и принадлежат проектам 1258, 1265 и 266М.

Несмотря на небольшие размеры, сирийские ВМС располагают эскадрильей морской авиации. В ее составе насчитывается более десятка противолодочных вертолетов Ми-14ПЛ и пять Ка-27ПЛ аналогичного назначения. Кроме того, в качестве многоцелевых машин используются полдесятка вертолетов Ка-25.

Выводы по вооруженным силам Турции и Сирии и вероятной войне между странами

Как видим, вооруженные силы Турции и Сирии значительно отличаются как в качественном, так и в количественном отношении. Более того, в ряде случаев различаются даже концепции состава того или иного рода войск. К примеру, в сирийских ВВС, в отличие от турецких, до сих пор имеются специальные фронтовые бомбардировщики. Турция, в свою очередь, приняла тактические стандарты НАТО и отказалась от этого вида крылатой техники. Трудно сказать, было ли это решение правильным или нет.

Стоит обратить особое внимание на турецкие истребители-бомбардировщики F-16. Турция имеет 250 таких машин и вполне очевидно, что именно они станут главной ударной силой в случае полномасштабного конфликта. Страны НАТО давно уже предпочитают воевать с воздуха и «опускаться» до наземных операций только тогда, когда риск потерь сухопутных войск будет снижен до минимума или когда возникает необходимость в этом. Исходя из таких взглядов на ведение войны, можно понять стремление Сирии закупать новые зенитные системы: при наличии современных ЗРК война вряд ли закончится полным и безоговорочным успехом напавшей стороны. Правильное использование систем противовоздушной обороны сирийскими военными может сильно усложнить жизнь пилотам Турции, вплоть до почти полной невозможности совершать вылеты на бомбардировку. Конечно, такое развитие событий выглядит маловероятным ввиду устаревания большей части сирийских ЗРК. В то же время, турецкие ВВС тоже нельзя назвать сверхсовременными. Стоит отметить, ВВС Сирии в случае конфликта, скорее всего, будут только обороняться. Вряд ли стоит ждать ударов по административным центрам Турции: прорыв к крупным объектам противника будет связан со слишком большим риском для сирийских пилотов.

Что касается военно-морских сил, то сирийскому флоту вряд ли удастся потягаться с турецким. ВМС Турции значительно отстают от флотов ведущих государств, однако Сирия в этом отношении не догоняет даже Турцию. Поэтому турецкие военно-морские силы при необходимости способны уничтожить сирийские корабли и катера прямо на их базах, в том числе и без поддержки с воздуха. К сожалению, по этому пункту Сирии противопоставить почти нечего, кроме уже устаревших противокорабельных ракет «Термит».

Самый большой интерес для анализа представляет сухопутная операция. Возможно, турки, посмотрев на европейский опыт в Ливии, не станут посылать в Сирию свою пехоту и доверят наземную часть войны местным мятежникам. Однако в таком случае даже регулярные удары авиации и артиллерии могут не оказать должного эффекта, как минимум, в первое время. Последние месяцы наглядно показали, что силы Дамаска ничуть не уступают инсургентам, а в ряде случаев даже выигрывают. Поэтому передача ответственности за наземную операцию в руки так называемой вооруженной оппозиции грозит изменением характера войны в сторону его затягивания. Естественно, поддержка с воздуха может оказать достаточную помощь, но структура ПВО Сирии значительно усложнит ее. Если же турки все-таки решатся самостоятельно выдвинуться на сирийскую территорию, то там их ожидает серьезное противодействие. В таком случае, как очень часто бывает, залогом победы станет опыт солдат и командиров, а также координация действий войск.

Касаемо опыта стоит вспомнить историю вооруженных сил Сирии и Турции. Так, сирийская армия, начиная с самого своего формирования в сороковых годах прошлого века, регулярно участвовала в войнах. Последний крупный конфликт с участием Сирии – Война в Персидском заливе. Турция же последний раз активно воевала в 1974 году, во время боевых действий на Кипре. Вполне справедливо будет предположить, что сирийские военные в таких условиях подготовлены лучше, а высшее командование не просто имеет опыт боев, но даже успело поучаствовать сразу в нескольких войнах. Соответственно, в отношении боевого опыта Турция, скорее всего, заметно проигрывает Сирии.

Подводя итог, необходимо сказать следующее: сирийская и турецкая армия значительно различаются, причем по отдельным пунктам «выигрывает» то одна страна, то другая. Это мешает составлять точные прогнозы развития событий. Однако прогнозирование затруднено только в случае отказа стран НАТО поддержать Турцию в интервенции. Если же США, Великобритания, Германия и другие участники Альянса примут решение помочь Анкаре в ее «борьбе за свободу сирийского народа», то результат военного конфликта с большой долей вероятности будет печальным как для нынешнего сирийского руководства, так и для всей страны в целом.

Источник Военное обозрение

Поделиться

Статьи по теме

1 комментарий

  1. Владимир:

    Откуда у 75-миллионной турции 41 миллион мобилизованных? Исправьте пожалуйста

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Я не робот