18102017Актуально:

Ядерный Сеул. Начало ядерной гонки в Восточной Азии

Мир ждёт «ядерный холокост»

Мир ждёт «ядерный холокост»

Ядерные программы Северной, а теперь, возможно, и Южной Кореи могут стать хорошим предлогом для других стран региона сделать то же самое. Ведь многих из них беспокоит не только КНДР, но и Китай, эффективно сдерживать который они из-за гигантской разницы в размерах могут только ядерным оружием.

В корейских новостях в последнее время доминирует ракетная тема: по спутниковым снимкам мир следил за тем, как в Северной Корее идет подготовка к очередному испытательному запуску ракеты средней дальности (1500–4000 км), известной под условным обозначением «Мусудан». Запуск прошел 31 мая и закончился неудачей, ракета взорвалась сразу после старта.

Для северокорейских инженеров и их начальства такой поворот событий означает немалое разочарование, ведь это четвертая в этом году неудача. Тем не менее едва ли она остановит руководство КНДР в продвижении к давно намеченной цели – созданию баллистических ракет с ядерными зарядами, которые были бы способны поражать цели на территории США. Сейчас в КНДР осуществляются две параллельные программы: одна – по разработке классической ракеты большой дальности, другая – по разработке баллистической ракеты, запускаемой с подводных лодок.

На фоне этих новостей из Северной Кореи лишь немногие заметили весьма любопытное сообщение на ту же тему из Кореи Южной. В конце мая высокопоставленный сотрудник южнокорейского военного ведомства, пожелавший остаться неизвестным, но явно действовавший с санкции высшего руководства, сообщил, что южнокорейские ВМС также ведут разработку баллистических ракет и что новые южнокорейские лодки проекта KSS-III (Jangbogo III) будут оснащены пусковыми установками для таких ракет.

Это заявление стало очередным напоминанием о потенциальной проблеме, связанной с ракетно-ядерной программой КНДР, – угрозой, что она станет причиной (или предлогом) для запуска аналогичных программ в других странах этого неспокойного региона.

Ядерное табу

Такие опасения высказываются не первый год – о них заговорили еще в 1990-е годы, сразу после того, как стало ясно, что КНДР ведет работы над собственным ядерным оружием. Поначалу речь шла о том, что под влиянием северокорейского ядерного проекта в Южной Корее и, главное, в Японии могут пойти на разработку собственного ядерного оружия.

Последующие события, казалось бы, развеяли такие опасения: стало ясно, что ни Япония, ни Южная Корея, которые слишком зависят от международной торговли и потому крайне чувствительны к внешнему давлению, не собираются рисковать собственным благополучием, а вполне удовлетворены американским ядерным зонтиком.

Однако уверенность в американском ядерном зонтике в последнее время несколько пошатнулась. Дональд Трамп уже открыто заявил, что в перспективе не исключает возможности вывода американских войск из Кореи, а также готов принять превращение Южной Кореи и Японии в ядерные державы – с той лишь целью, чтобы они могли защитить себя самостоятельно, без американской помощи. Конечно, это лишь мнение кандидата в президенты (причем весьма специфического кандидата), но до некоторой степени заявления Трампа отражают долгосрочные изменения в американском отношении к миру. С Трампом в Белом доме или без него, но возможность возвращения США к изоляционизму игнорировать нельзя – и ее в странах Восточной Азии не игнорируют.

Вопреки опасениям, которые высказывались лет пятнадцать назад, ядерная программа КНДР не привела к заметному усилению проядерных настроений в Японии. Японская интеллигенция крайне негативно относится к ядерному оружию в принципе. С этим отношением согласна и значительная часть публики попроще. В Южной Корее дела обстоят иначе: в Сеуле мысль о собственной ядерной бомбе никогда не вызывала сколь-либо заметного отторжения в широких народных массах. Опросы общественного мнения уже почти 20 лет свидетельствуют, что большинство корейцев хотели бы видеть свою страну ядерной державой (последний опрос на эту тему, проведенный в январе этого года, показал, что 54% ​​жителей Южной Кореи за то, чтобы их страна имела ядерное оружие).

Главным препятствием на пути к ядерному оружию для Сеула является вовсе не позиция народных масс (они, наоборот, очень хотели бы обзавестись бомбой), а разумная осторожность властей предержащих. Они понимали, что попытка создать ядерное оружие неизбежно приведет к конфликту с соседями и, главное, к столкновению с США и, скорее всего, к международным санкциям. Южная Корея как страна демократическая весьма чувствительна к международным санкциям. Если дело дойдет до санкций, то, как только уровень жизни населения снизится, те же самые избиратели, которые сейчас с патриотическим восторгом мечтают о собственном ядерном оружии, начнут выражать недовольство тем правительством, действия которого привели к санкциям и экономическим проблемам, и, скорее всего, на ближайших выборах проголосуют за оппозицию.

При этом не следует забывать, что исторически гонку ядерных вооружений на Корейском полуострове начал не Пхеньян, а Сеул: в 1970-е годы Южная Корея в обстановке глубокой секретности вела работы над собственным ядерным оружием, и только жесткие действия США, которые с немалым запозданием узнали об этом начинании своего союзника, заставили Сеул отказаться от мечты о собственных средствах ядерного сдерживания. Кстати сказать, среди корейских правых националистов весьма распространена вера в то, что генерал Пак Чжон Хи, диктатор, отец корейского экономического чуда, был убит в 1979 году по заданию американцев, которые, дескать, боялись того, что Корея превратится в могучую ядерную державу.

Китай в уме

Однако сейчас появились первые признаки того, что многие представители южнокорейского истеблишмента стали сомневаться, является ли мысль о ядерной Южной Корее абсолютным табу. Можно, например, упомянуть заявление, которое в феврале этого года сделал Вон Ю Чхуль, депутат парламента и заметный деятель правящей партии, который сказал, что Южной Корее следует обзавестись «мирным» ядерным оружием, чтобы защититься от «разрушительного» ядерного оружия Северной Кореи. Заявление, спору нет, комичное, но при этом неплохо отражающее некоторые особенности мышления южнокорейской элиты в последнее время.

Причины, по которым в Сеуле стали задумываться над тем, что недавно казалось немыслимым, очевидны. Во-первых, снижается уверенность в американских гарантиях безопасности – и не только в силу усиления неоизоляционистских настроений в США, но и изменений в региональном и глобальном балансе сил. Вторая причина – успехи северокорейских атомщиков и ракетчиков. В новой ситуации, когда все более вероятным представляется, что КНДР рано или поздно разработает полноценный ракетно-ядерный потенциал, у многих в Сеуле возникают сомнения в том, что, как в частном разговоре выразился один южнокорейский дипломат, «США будут готовы пожертвовать Сан-Франциско, чтобы защитить Сеул».

До недавнего времени сеульские разговоры о собственном ядерном потенциале казались (а во многом и были) лишь дипломатическими демонстрациями, направленными на то, чтобы повлиять на позицию Вашингтона и заставить США более решительно противодействовать ядерным амбициям Северной Кореи. Однако решение оснастить новые лодки пусковыми установками стоит немалых денег – это куда больше, чем обычно тратят на дипломатические маневры, так что на этот раз намерения у Сеула серьезнее, чем раньше.

Однако ядерные поползновения Сеула, пусть вполне понятные в контексте нынешней ситуации на Корейском полуострове, чреваты серьезными проблемами для региона. Восточная Азия сейчас весьма похожа на Европу начала XX века. Здесь большинство стран не доверяют соседям, и национализм классического образца до сих пор остается важнейшим составным элементом господствующих идеологий. Вдобавок нельзя сбрасывать со счетов и китайский фактор – Китай, мягко говоря, весьма непопулярен среди своих соседей, многие из которых не против обзавестись ядерным оружием в первую очередь именно для того, чтобы защищаться от Пекина (обычным оружием сдерживать Китай его соседям затруднительно просто в силу гигантской разницы в размерах).

Ядерные программы Северной и при неблагоприятном повороте событий Южной Кореи могут стать хорошим предлогом для других стран региона, которым тоже захочется обзавестись пресловутым абсолютным средством сдерживания. Речь идет о Японии и Тайване, но в перспективе в ядерную гонку могут включиться и такие страны Юго-Восточной Азии, о которых сейчас в этом контексте никто и не думает.

К сожалению, контролировать ситуацию не может никто. Мотивации всех основных игроков вполне понятны и логичны, но результаты, к которым ведет их политика, могут оказаться весьма печальными. Так в истории бывало не раз, хотя это едва ли может послужить утешением.

Андрей Ланьков, Центр Карнеги

Поделиться

Статьи по теме

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Я не робот