25092017Актуально:

Россия может обойтись без поставок украинского ОПК

Новые власти Украины окончательно перекрыли своей оборонной промышленности возможность поставлять свою продукцию в Россию. И сейчас у нашей страны нет другого выхода, кроме как за 2-3 года создать собственное производство украинозамещающих комплектующих для военной техники.

Новый президент Украины Петр Порошенко, выступая на заседании Совета национальной безопасности и обороны в понедельник, запретил любое сотрудничество с Россией в военно-промышленном комплексе. Об этом сообщил первый вице-премьер Украины Виталий Ярема в эфире украинского телеканала ICTV. «Сегодня президент категорически запретил. Практически с этого дня мы прекратили любое сотрудничество в сфере военно-промышленного комплекса с Российской Федерацией», — сказал он. Эту информацию подтверждает и российская сторона. «Порошенко запретил кооперацию с РФ в сфере ОПК. Поздно. 10.06 Минпромторг внёс в ВПК план полного импортозамещения военной продукции Украины» — написал сегодня в своем микроблоге в Twitter главный российский «оборонщик» — вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Украинцев, конечно, жалко. Простых украинцев — инженеров, конструкторов, слесарей-сборщиков — несколько сотен тысяч специалистов-оборонщиков, которые за счет российских заказов кормили себя и свои семьи на Украине. «Сегодня 97% продукции ОПК Украина экспортирует. Крупнейшими торговыми партнёрами в этой области являются Россия, Казахстан, Китай, Индия, Ирак, Таиланд. Например, в 2013 году Украина поставила в РФ товаров военного и двойного назначения на сумму 1 миллиард долларов, что составляет почти 40 процентов от общих объёмов экспорта такой продукции. Потеря столь крупного рынка сбыта станет катастрофой для многих предприятий отрасли и, в первую очередь, для флагмана отечественного авиастроения — запорожского завода «Мотор-Сич». Компания имеет пятилетний контракт с корпорацией «Ростех» на сумму 1,2 млрд $. Разрыв сделок такого масштаба грозит Украине огромными убытками и даже остановкой производства» — заявил один из украинских политиков, лидер общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук. Однако, факт остаётся фактом: «новая» власть Украины решила полностью разорвать кооперацию между российскими и украинскими предприятиями не только в производстве российской военной техники, но и в изготовлении продукции «двойного назначения», например, вертолётов. Поэтому Россия вынуждена «включить форсаж» в создании украинозамещающих производств.

Что не съем – то понадкусаю

Демарш новых украинских властей по отношению к российскому оборонно-промышленному комплексу (ОПК) совпал по времени с открытием в Париже одной из крупнейших ежегодных выставок сухопутной военной техники и вооружений Eurosatory. В этом году в ней принимают участие 1456 компаний из 57 государств. Россия на Eurosatory-2014 представила 359 экспонатов продукции военного назначения, во многих из которых применяются комплектующие зарубежных производителей. И вот что интересно! В ходе этой выставки выяснилось, что, несмотря на бурную политическую риторику Запада, западные промышленники вовсе не желают отказываться от комплектации российской техники и вооружения своей продукцией и совместных разработок нового оружия. Это относится не только к вертолётоносцам «Мистраль», которые продолжают строиться для России на французских верфях, но и по всему спектру оговоренной ранее тематики. «Мы сотрудничаем с рядом французских компаний в интересах «Уралвагонзавода» по ряду тем, касающихся систем навигации и управления огнем, дистанционно-управляемых боевых модулей для танков и артиллерии, модернизации российской бронетехники, поставленной в третьи страны. У компании «Сажем дифанс секьюрите» осуществляется закупка комплектующих для совместного российско-французского предприятия «РС Альянс», которое занимается сборкой инерциальных навигационных систем для российской авиационной техники. С компанией «Талес» осуществляется взаимодействие по вопросу закупки автоматизированного комплекса связи для установки на тральщики проекта 10750Э, которые строятся в интересах военно-морских сил Казахстана» — приводит слова руководителя делегации «Рособоронэкспорта», заместителя генерального директора этой компании Игоря Севастьянова, ИТАР-ТАСС. Кроме того, российский «Уралвагозавод» и французская Renault продолжают работу над проектом создания новой боевой машины пехоты «Атом» в интересах «третьих стран», а ЦНИИТОЧМАШ и Sagem, опять же, в интересах «третьих стран», уже подписали «дорожную карту» по разработке комплекта индивидуальной экипировки военнослужащего нового поколения.

При этом все прекрасно понимают, что подобное «взаимопроникновение» не является критичным ни для одной из стран. Французские тепловизоры могут быть в любой момент заменены на российские, а российские защитные шлемы на головах военнослужащих — на французские. Но объединение усилий «оборонщиков» двух стран поможет обеим сторонам заработать «на стороне» и усовершенствовать образцы вооружений для собственных вооруженных сил.

С Украиной ситуация совершенно иная. Россия, действительно, является главным работодателем для украинского ОПК. Но при этом объём продукции военного и «двойного» назначения, импортируемый в Россию с территории Украины, несопоставим с общими объёмами российского ОПК. Например, в 2013 году оборонные предприятия только одной Свердловской области выпустили продукции на сумму 247,8 млрд руб — это в 8 раз больше, чем было поставлено в Россию в прошлом году украинским ОПК. Поэтому перекрытие украинских поставок комплектующих для производства российских самолётов, вертолётов, ракет и т.д., в первую очередь, ударит по украинским «оборонщикам», в том числе знаменитому предприятию «Мотор Сич» в Запорожье, которое производит вертолётные двигатели, практически, ко всем типам российских вертолетов. Бенефициар этой компании, президент «Мотор Сич» Вячеслав Богуслаев до 2016 года, например, подрядился поставить российскому «Ростеху» вертолётных двигателей на сумму более 1 млрд долларов. Буквально на днях в Запорожье был запущен в эксплуатацию новый испытательный стенд пятого поколения, на котором должны были испытываться, в том числе, и двигатели для России. «Представленный испытательный стенд полностью изготовлен нашими специалистами. Если большинство предприятий в РФ и Европе заказывают стенды на специализированных заводах, то мы делаем их сами. К нам приезжают специалисты других предприятий, внимательно изучают наш опыт и восхищаются тем, что на постсоветском пространстве есть предприятие, которое умеет делать всё — от заготовки до стендового оборудования», — с гордостью заявил Вячеслав Богуслаев. И вряд ли знатный украинский двигателестроитель и его 30-тысячный трудовой коллектив будут спокойно смотреть, как новая киевская власть убивает их детище запретами на поставки продукции в России. «Не думаю, что новоизбранный президент захочет восстановить против себя ещё и Запорожскую область. Угробить конкурентоспособное производство, конечно, нетрудно. Проблема в том, что увольнение разом 28-ми тысяч человек только подольёт масла в разгоревшийся социальный огонь на Украине. Это ещё не считая людей, которые косвенно кормятся с производства авиадвигателей. Нетрудно себе представить, как они отреагируют. Это будет ещё один очаг напряжённости» — считает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. Может быть, именно поэтому, по неофициальной информации, ряд предприятий оборонной промышленности Украины, особенно те из них, которые контролируются частными здравомыслящими инвесторами, по-прежнему поставляют свою продукцию в Россию.

Смена участников

Ещё раз повторюсь, что объём поставок украинского ОПК в Россию несопоставим с общим объёмом выпуска российской военной техники и вооружения. Но по ряду позиций он критичен. Речь идет о вертолётных двигателях, некоторых типах авиационных двигателей, которые тоже производит «Мотор Сич», некотором авиационном оборудовании, газотурбинных двигателях большой мощности для боевых кораблей, которые производит «Зоря-Машпроект», оптических головках самонаведения ракет (киевский «Арсенал»), конструкторским сопровождением МБР «Воевода» (днепропетровские КБ «Южное» и «Южмаш»).

По каждой из этих позиций, судя по заявлению вице-премьера Дмитрий Рогозина, Минпромторг внёс предложения военно-промышленной комиссии по замещению. «План Минпромторга является результатом скрупулёзной работы специалистов: где, что, за какое время и какие деньги произвести и кто конкретно ответственный» — написал он в своем микроблоге в Twitter.

Подробности этого плана пока неизвестны. Но можно предположить, что выпуск серийной продукции «Мотор Сич» (и, вполне возможно, не без участия самого Богуслаева и его запорожских специалистов) будет постепенно налаживаться на Уфимском моторостроительном производственном объединении и заводе, который «Объединённая двигателестроительная корпорация» строит на базе КБ «Климова» в Санкт-Петербурге. «Зорю-Машпроект», пока не налажено производство корабельных ГТД большой мощности в Рыбинске, на базе НПО «Сатурн», очевидно, заменят на германского производителя судовых двигателей (в конце-концов, шесть фрегатов проекта 11356 — это не критично для флота). Для производства оптических головок самонаведения ракет, очевидно, придется восстанавливать знаменитое ранее Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО). С «Воеводой», более полусотни которых ещё стоит на боевом дежурстве в российских ракетных войсках стратегического назначения, вопрос, по сути, уже решён. «По “Воеводе” мы все вопросы уже решили. Так что никакой зависимости испытывать не будем. Что касается её конструкторского наблюдения и сопровождения, то, во-первых, контракт с “Южмашем” не расторгнут, и мы не будем это инициировать. Во-вторых, если они по каким-то причинам авторское сопровождение прекратят, у нас есть чем его заменить. А вот деньги, причём очень приличные, наши партнёры потеряют. Хотя тут действует более сложная схема. “Южмаш” как завод-изготовитель и КБ “Южное” как проектант осуществляют сопровождение “Воеводы” и продление сроков нахождения ракеты на боевом дежурстве по контрактам с российскими предприятиями. То есть МО РФ платило украинским коллегам, а они — российским предприятиям, которые работали с ними в тесной кооперации. Теперь связи разорваны, а работа российской кооперации оплачивается нами напрямую» — подчеркнул в недавнем интервью заместитель министра обороны Юрий Борисов. Кроме того, «Воеводе» самой по себе осталось служить недолго — после 2020 года на смену этой тяжелой межконтинентальной баллистической ракете придёт «Сармат».

Таким образом, прекращение поставок украинских комплектующих у российских «оборонщиков» восторга не вызывает, но и паники тоже. «Абсолютное большинство наших зарубежных контрагентов не поддержали усилия США и Европы по эскалации напряженности межгосударственных отношений с Россией. Все наши контракты остаются в силе. Конечно, события на Украине несколько усложнили работу наших предприятий, как и отечественного оборонно-промышленного комплекса в целом. Всё-таки наши интеграционные связи с ближайшим соседом складывались десятилетиями. Тем не менее, за счёт импортозамещения, определённого переформатирования кооперации поставщиков комплектующих изделий мы стабилизируем ситуацию» — подчеркнул в интервью РИА Новости генеральный директор НПО «Высокоточные комплексы» Александр Денисов. Тем более, что правительство не ограничилось планом замещения только украинских изделий для российского ОПК. Им, например, подготовлена программа по воссозданию в России производства высокоточных станков для нужд российской «оборонки» в целом, на которую российский кабинет министров в ближайшие три года готов выделить из бюджета 5 млрд руб, надеясь, что ещё 10 млрд руб придут из внебюджетных источников. Минпромторг надеется, что за счёт этого к 2020 году доля произведённых в России станков с числовым программным управлением на внутреннем рынке увеличится более чем в три раза. Но  это уже отдельная история.

Вадим Пономарёв, Expert.ru

Поделиться

Последние статьи

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Я не робот